Биткоин и блокчейн в корпоративном праве

Технология блокчейн (Blockchain) впервые была использована в 2008 году при создании криптовалюты биткойн (Bitcoin). Создание и использование параллельной "виртуальной" валюты, не контролируемой государством, вызвало прежде всего волну откровенного страха и отрицания, в немалой степени спровоцированную угрозами использования такой валюты для преступных целей: отмывания нелегальных доходов, финансирования терроризма и так далее. Напомним, что в январе 2014 года Банк России сделал заявление о том, что эмиссия и обмен криптовалют на территории России противоречат ст. 27 Федерального закона от 10.07.2002 N 86-ФЗ "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)". В результате предоставление юридическими лицами услуг по обмену виртуальных валют, включая биткойны, было приравнено к деятельности, связанной с отмыванием денег и финансированием терроризма. Осторожная позиция по данному вопросу, а также негативные прогнозы в части использования технологии блокчейн в том числе и в корпоративном праве, часто и необоснованно связываемой исключительно с криптовалютами, сохраняются у регуляторов и до настоящего времени.
Однако наблюдаются и иные процессы. На проекты, связанные с использованием лежащей в основе криптовалюты технологии блокчейн, обратили внимание крупные финансовые компании, в том числе российские.
В России инновационную активность проявляют Сбербанк и QIWI, а также Альфа-Банк, Внешэкономбанк (ВЭБ) и Национальный расчетный депозитарий (НРД). После резкого разворота, произошедшего летом 2016 года, процесс развития технологии активно пытаются возглавить Банк России, ФАС и другие государственные организации.
Естественной реакцией на такой интерес к блокчейну стали предложения о законодательном регулировании отношений в этой области, в том числе о создании закона о блокчейне, призванного "разрешить" использование технологии и урегулировать возникающие спорные вопросы. С точки зрения ряда энтузиастов блокчейна его внедрение тормозится из-за отсутствия соответствующего законодательного регулирования.
Реализуемые в настоящее время проекты с использованием блокчейна можно разделить на финансовые (прежде всего связанные с использованием криптовалют) и нефинансовые, в которых технология чаще всего используется для хранения, распространения и передачи информации.
В рамках данной статьи не ставится задача рассмотрения проблем, связанных с использованием криптовалют, хотя они, несомненно, исключительно интересны для юриста. Основной целью является анализ правовых аспектов применения самой технологии блокчейн в нефинансовых областях, а также выявление необходимости изменения действующего законодательства в связи с внедрением этой технологии.
С помощью этой технологии обеспечивается создание и поддержание распределенных баз данных любых дематериализованных ("цифровых") активов.
Блокчейн - тип электронной базы данных, который включает ряд записей и группирует их в блоки. Каждый блок затем "связывается" со следующим блоком с использованием криптографической подписи. Это позволяет применять блокчейн как реестр (книгу данных), который может быть предоставлен любому лицу и подтвержден любым лицом с необходимыми полномочиями.

Особенности использования технологии блокчейн состоят в следующем:

- фиксация принадлежности активов или совершенных действий осуществляется без привлечения посредника непосредственно самим участником (участниками).
В этом главное отличие от систем учета, где для внесения изменений в учетные записи необходимо обращаться к лицу, осуществляющему учет прав: например, к регистратору или депозитарию при учете прав на бездокументарные ценные бумаги, к государственному регистрирующему органу при учете прав на недвижимое имущество, к нотариусу - при фиксации залога движимого имущества и т.д.;
- отсутствует единый центр, в котором хранится информация, она распределена между компьютерными системами участников и все содержание данных учета может контролироваться ими напрямую.
База данных может быть распределена по сети разнообразных сайтов, в разных учреждениях и даже разных географических регионах (распределенный реестр).
Все участники внутри сети могут иметь свою собственную идентичную копию реестра, а любые изменения в реестре отражаются во всех этих копиях практически мгновенно.
Привлекательность технологии основывается на том, что распределенные реестры труднее атаковать, потому что вместо одной базы данных имеется множество общих копий той же базы данных.
Используемая технология устойчива к несанкционированному изменению или злонамеренному взлому, поскольку участники сети могут немедленно обнаружить изменения в одной из частей реестра.
В зависимости от принятых участниками правил записи также могут быть изменены одним, несколькими или всеми участниками;
- задействованы криптографические методы с использованием "ключей" и подписей, что позволяет повысить безопасность и достоверность активов, хранящихся в реестре. Система ключей и подписей используется для контроля допуска к совершению тех или иных действий в общем реестре.
Методы, с помощью которых информация защищается и обновляется, предполагают, что участники могут делиться данными и быть уверенными, что все копии реестра в любой момент времени совпадают друге другом [7]. Хотя надежность распределенных реестров на основе блокчейна чрезвычайно высока, нельзя считать, что они полностью защищены от кибератак: если лицо сможет найти способ модифицировать реестр "легально", то есть с использованием предусмотренных процедур изменить одну копию, оно тем самым изменит и весь реестр. Поэтому задача обеспечения безопасности не утрачивает актуальности.
Реальная новизна блокчейна, однако, состоит не в распределенности системы хранения данных и не в системе защиты, а в том, что она предоставляет возможность устанавливать правила о транзакции (бизнес-логику) в привязке к самой транзакции. Это отличает блокчейн от привычных баз данных, в которых правила часто устанавливаются на уровне базы данных или в приложении, но не в самой транзакции. Блокчейн дает возможность использовать данную технологию для создания "умных контрактов", то есть соглашений, заключаемых и исполняемых в автоматическом режиме, без участия человека.
Еще одна особенность блокчейна - возможность установки меток времени. По сути, целая сеть проверяет состояние некоторых данных в определенное время. Таким образом, децентрализованная сеть обеспечивает подтверждение наличия чего-либо (события, факта, информации) в определенное время - такое подтверждение может стать доказательством в суде.
Реестры на основе блокчейн - это глобальная запись, которая не может быть отредактирована, в связи с чем такие реестры могут использоваться, например, для декларирования последней воли и составления завещания.
Возможность в блокчейне фиксировать время внесения информации позволяет создать систему "электронного нотариуса", заменяющую необходимость прибегать к нотариальному удостоверению в тех случаях, когда требуется подтвердить, что определенный документ существовал на конкретный момент времени.
Так, созданная аргентинским разработчиком система Proof of Existence дает пользователям возможность загрузить файл и заплатить комиссию за транзакцию, чтобы получить криптографическое доказательство включения в блокчейн биткойна. Фактически данные онлайн не хранятся, поэтому нет риска нежелательной публикации пользовательских материалов.
После анонимного закачивания документа и уплаты комиссии сети хеш документа (или любой другой тип цифрового файла) генерируется как часть транзакции. На сайте, посвященном Proof of Existence, показано, как недавно загруженные файлы получают свои хеши для привязки к блокчейну. Так происходит использование общедоступного реестра блокчейна для сохранения данных о подлинности вашего файла, которые позже могут быть проверены, если возникнут сомнения в авторстве файла или его дате.
По словам разработчика, "в общих чертах, внедрение в транзакцию криптографического хеша документа делает метку времени при включении этой транзакции в блок".

Реестры, основанные на технологии блокчейн, могут быть неконтролируемыми или контролируемыми.

В неконтролируемом реестре легальные изменения могут вноситься любым участником. Цель использования неконтролируемого реестра - позволить любому лицу вносить в него данные и иметь его идентичные копии. Это устраняет контроль: никто из действующих участников не может предотвратить внесение транзакции в реестр.
Для подтверждения точности транзакций используются различные способы, для обозначения которых применяется термин "консенсус" (согласование, подтверждение). Платформа биткойна и аналогичные ей (эфириум и т.д.) являются неконтролируемыми, в процессе внесения новых записей и их подтверждения задействованы все участники.
В контролируемых реестрах участники процесса отбираются, изменения вносятся ограниченным числом пользователей или даже единственным уполномоченным лицом.
Контролируемые реестры могут иметь одного или нескольких "владельцев". Целостность реестра при добавлении новой записи проверяется при помощи ограниченного процесса консенсуса доверенными участниками, что упрощает и ускоряет поддержку совместной записи по сравнению с процессом получения консенсуса (подтверждения) в неконтролируемых реестрах.

Сферы применения указанной технологии могут быть самыми различными.

Так, платформу блокчейн можно использовать для транзакций между участниками фондового рынка, при размещении ценных бумаг, приобретении иных финансовых инструментов и других активов, при выполнении разнообразных нотариальных действий.
Технически весь учет прав на ценные бумаги и электронное хранение решений о выпусках ценных бумаг на территории России можно полностью перевести в блокчейн, но вопрос о наличии такой необходимости и возможных затратах времени и финансов остается открытым.
Отмечается, что IT-компании могут запустить сервисы, которые будут работать на поле услуг, оказываемых депозитариями, в частности центральным депозитарием.
Помимо прочих плюсов заложенная в технологии возможность использования "меток времени" позволяет подтверждать наличие определенных данных в определенное время, в частности, для фиксации времени предъявления к обществу требований о совершении тех или иных корпоративных действий.
Захватывающие горизонты, которые открывают технические возможности, несколько затуманиваются, когда речь заходит о правовой стороне. В большинстве публикаций как специалисты, занимающиеся технической стороной вопроса, так и юристы, обеспечивающие правовое сопровождение реальных проектов по использованию блокчейн, высказывают мнение, что внедрение технологии в те или иные корпоративные процедуры либо в систему учета прав на акции, на доли участия, равно как и в иные предусмотренные законом системы учета, требует значительных корректировок законодательства. Отсутствие же соответствующих норм рассматривается как серьезное и почти непреодолимое без изменения законодательства препятствие для внедрения технологии.

Так, по мнению А. Дуванова, если начать применять блокчейн масштабно, должно появиться принципиально другое законодательство. Сейчас же технология будет реализовываться там, где нет законодательных ограничений, где любой бизнес может создавать любые продукты.

Международные эксперты в области ценных бумаг также видят препятствия для использования данной технологии, поскольку, несмотря на перевод ценных бумаг в бездокументарную форму, большинство законов о ценных бумагах в настоящее время касается документарных ценных бумаг, которые хранятся в тех или иных юрисдикциях.
Процесс определения того, как эти законы могут применяться к маркированным финансовым активам, которые изначально хранились в выпустивших их центральных депозитариях, а теперь выпускаются и хранятся в блокчейн-сетях, только начинается.
К тому же отмечается, что на сегодняшний день технология блокчейн слишком медленная, чтобы справляться с текущими объемами операций на финансовых рынках.

По мнению экспертов, децентрализованные блокчейн-сети находятся в конфликте с национальными нормативными требованиями, что указывает на необходимость проведения работы во всех юрисдикциях для обучения представителей регулирующих органов и проверки применимости конкретных нормативных требований к блокчейн-сети.

Полагаем, настало время для перехода от общих замечаний о необходимости изменения нормативного регулирования отношений для их адаптации к использованию новых технологий к конкретным предложениям.
Естественно, речь не идет о законе о блокчейне, призванном решить все спорные вопросы. Не затрагиваются нами и вопросы публично-правового порядка: о регулировании рынка, защите прав потребителей и т.д., которые требуют отдельного рассмотрения.
На сегодняшний день наиболее проработанные и обоснованные предложения на рынке услуг, обеспечивающих корпоративные процедуры, связаны с системой голосования e-proxy voting с использованием технологии блокчейн, которая внедряется российскими специалистами.
В рамках e-proxy voting участники процедуры голосования обмениваются большим количеством данных, которые распространяются каскадным способом по цепочке номинальных держателей.
Возможность использования названной технологии для процедуры голосования специалисты, предлагающие разработки технических сервисов для электронного голосования, объясняют тем, что в этой области:
- меньше законодательных ограничений по сравнению с денежными расчетами или обращением ценных бумаг;
- в данном бизнес-процессе присутствует большое число равноправных участников, так что это удачный объект для децентрализации процесса;
- нет операций с остатками активов;
- требования по конфиденциальности достаточно просты;
- процесс голосования автономен и конечен.

Построение системы голосования при помощи технологии блокчейн описывается следующим образом.

В процессе голосования используются сообщения, которые отражают волеизъявление акционера по вопросу, поставленному на голосование. При этом может быть использован стандарт обмена сообщениями ISO20022, которые предусматривают ответ "да", "нет", "не знаю" или выбор варианта ответа из списка.
По модели сети за час может быть принято около 100 тысяч голосов. Еще несколько часов системе требуется для того, чтобы завершить процедуру подсчета голосов.
Систему разработчики предлагают реализовать на базе сетевой распределенной криптографической платформы NXT.
Прототип системы выявил возможности разделения порядка доступа к данным в рамках распределенных реестров. В зависимости от типа пользователя узла меняется уровень допуска к той или иной информации: например, владельцу облигации достаточно видеть только свой "голос" и иметь возможность отследить его путь, чтобы удостовериться, что его волеизъявление будет учтено НРД при подсчете результатов голосования. Предполагается, что самый высокий уровень доступа будет у регулятора.
Центральному депозитарию в данном случае не нужен полный доступ к информации: система подсчитывает голоса внутри и не требует никакого вмешательства извне.
--------------------------------
НРД проголосовал за блокчейн // http://bankir.ru/publikacii/20160415/nrd-progolosoval-za-blokchein-10007428/.

Существующая процедура голосования акционеров, чьи права на акции учитывает депозитарий, предполагает либо доведение своего мнения по вопросам, поставленным на голосование на общем собрании, через депозитарий (цепочку депозитариев) до регистратора, либо непосредственное участие акционера в общем собрании, для чего ему придется зарегистрироваться для участия в собрании или направить заполненный бюллетень.
В принципе используемая технология исключает наличие сообщений и участие номинального держателя становится технически необязательным. Однако сохраняется необходимость его участия для подтверждения количества акций, которые принадлежат акционеру.
Существуют ли на сегодняшний день не устраняемые путем толкования юридические препятствия для практического применения имеющихся информационных сервисов на основе блокчейн, обеспечивающих проведение голосования?
Общее собрание акционеров может проводиться в форме собрания - путем совместного присутствия акционеров для обсуждения вопросов повестки дня и принятия решений по вопросам, поставленным на голосование (п. 11 ст. 49 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ "Об акционерных обществах", далее - Закон об АО), и без проведения собрания в форме совместного присутствия, путем заочного голосования (п. 1 ст. 50 Закона об АО).
Закон об АО допускает использование при проведении собрания информационных и коммуникационные технологий, позволяющих обеспечить возможность дистанционного участия в общем собрании акционеров, обсуждения вопросов повестки дня и принятия решений по вопросам, поставленным на голосование, без присутствия в месте проведения общего собрания акционеров.
Данное положение Закона об АО в принципе позволяет при проведении собрания использовать любые информационные технологии, в том числе блокчейн, для обеспечения процесса принятия решения - голосования, подсчета результатов голосования, хранения информации об итогах голосования - наряду с другими сервисами, обеспечивающими дистанционное участие в обсуждении вопросов повестки дня.

1. Голосование по вопросам повестки дня с использованием современных технологий в силу особенностей фиксации и передачи информации должно производиться бюллетенями.

В отношении бюллетеней для голосования ст. 60 Закона об АО предусматривает специальные правила об их направлении или опубликовании.
При использовании системы "электронного" голосования физическое вручение бюллетеней или их отправка невозможны, поскольку для подсчета голосов необходимо, чтобы все данные были представлены в форме электронного документа. Не может использоваться и вариант голосования, когда в общество по адресу электронной почты, указанному в уставе общества, акционер направляет "обычный" электронный документ. Для работы системы учета голосов с использованием блокчейна необходимо, чтобы данные были оформлены и переданы посредством системы, использующей эту технологию.
Недавние изменения в Законе об АО позволили заполнять электронную форму бюллетеней лицу, имеющему право на участие в общем собрании акционеров, на сайте в информационно-телекоммуникационной сети Интернет, адрес которого указан в сообщении о проведении общего собрания акционеров (п. 4 ст. 60).
Указанное положение, собственно, устраняет препятствия для использования любых технологий, с помощью которых регистрируются результаты голосования, поскольку единственным требованием к такому способу заполнения бюллетеней является обязательность фиксирования даты и времени заполнения бюллетеней. Технология блокчейн эту задачу решает успешнее других.
Но для рассмотренного варианта голосования необходимо, чтобы такая возможность была предусмотрена уставом общества.
Итак, в настоящее время возможность использования блокчейн для голосования требует прежде всего включения в устав общества положений, допускающих заполнение электронной формы бюллетеня на сайте.
Еще одно возможное правовое препятствие для использования технологии вызвано тем, что приведенный вариант заполнения форм бюллетеней может быть задействован, если акционеры не реализовали свое право на участие в собрании иным образом.
Закон об АО позволяет акционерам применять различные способы голосования. Но использование одновременно различных способов подачи бюллетеней и доведения мнения участника собрания до общества сводит на нет эффект внедрения блокчейна, цель которого не в последнюю очередь состоит в создании единого ресурса, отражающего в целом итоги голосования.
Для исключения возможности применения альтернативных способов голосования по одному вопросу соответствующие положения могут быть включены только в устав непубличного акционерного общества. В ст. 66.3 (подп. 5 п. 3) ГК РФ предусмотрена возможность установления уставом непубличного акционерного общества порядка подготовки и проведения общего собрания акционеров, отличного от норм, закрепленных законами и иными правовыми актами. В этом случае можно определить порядок проведения и принятия решений общим собранием с использованием технологии блокчейн. Участниками такого "распределенного реестра" в процессе голосования должны стать все владельцы акций, чьи права учитываются в реестре акционеров, и номинальные держатели, которые зарегистрированы в реестре акционеров.
Акционеры, чьи права учитываются в депозитарии, смогут реализовать свои права путем дачи указания депозитарию. В свою очередь, депозитарий, будучи участником системы, с использованием технологии блокчейн передаст инструкцию вышестоящему депозитарию или регистратору.
Техническая возможность обойтись без депозитария в системе подачи голосов не означает, что в реальных системах он должен быть исключен из указанной системы. Вполне возможен вариант, когда в систему блокчейн включаются и владельцы ценных бумаг, и номинальные держатели с соответствующими функциями.
Лицом, которое может в соответствии с законом осуществлять функции счетной комиссии в акционерных обществах, является регистратор. Именно регистратор проверяет полномочия и регистрирует лиц, участвующих в общем собрании, обеспечивает соблюдение установленного порядка голосования, осуществляет подсчет голосов и подведение итогов голосования, составляет протокол об итогах голосования. Для этих целей регистратор должен наделяться специальными полномочиями в контролируемой системе блокчейн.
Аналогичное замечание относится и к депозитарию, осуществляющему централизованное хранение документарных облигаций, в случае проведения собрания владельцев облигаций.

2. Для проведения общего собрания акционеров составляется список лиц, имеющих право участвовать в нем. Чтобы при голосовании с использованием технологии блокчейн участники могли подать свои голоса, им необходимо иметь на своем "счете" (в системе расчетов с использованием криптовалют условно называемом кошельком) определенное количество единиц, которые можно использовать: в данном случае оно равно количеству ценных бумаг, которыми можно голосовать по поставленному на голосование вопросу.

В соответствии с Законом об АО список лиц, имеющих право на участие в общем собрании владельцев ценных бумаг, составляется держателем реестра на основании данных своего учета прав владельцев акций и данных, полученных от номинальных держателей.
По этой же схеме формируется и список владельцев облигаций для участия в общем собрании.
Согласно существующей правовой модели списки для голосования формируются регистратором акционерного общества в том числе на основании данных номинальных держателей о владельцах и количестве принадлежащих им ценных бумаг, права на которые учитываются у депозитария. Для использования технологии блокчейн этот список должен быть частью системы. Данная проблема решается технически, не затрагивая изменения существующих правовых конструкций.
Соблюдение требований закона о предоставлении заинтересованным лицам справки о включении или невключении в список лиц, имеющих право на участие в общем собрании (п. 11 ст. 8.9 Федерального закона от 22.04.1996 N 39-ФЗ "О рынке ценных бумаг"), при использовании технологии блокчейн также технических затруднений не вызывает.
Включение номинальных держателей в систему голосования с точки зрения оптимизации механизма блокчейн во многих случаях, как уже отмечалось, излишне. Вместе с тем формирование списка для голосования и подтверждение прав владельцев ценных бумаг невозможно при существующей системе учета без участия номинальных держателей, поэтому для определения количества "единиц", которыми может голосовать каждый владелец ценных бумаг в блокчейне, необходимо, чтобы указанные номинальные держатели были "введены в систему" для обеспечения выполнения рассматриваемой функции.
Кроме того, Закон о рынке ценных бумаг предоставляет лицу, права которого учитываются номинальным держателем, возможность осуществлять свои права как лично, так и посредством дачи указаний номинальному держателю. Номинальный держатель в последнем случае направляет лицу, у которого ему открыт лицевой счет (счет депо) номинального держателя, сообщение о волеизъявлении лица, чьи права на ценные бумаги он учитывает.
Информация о голосовании владельцев, чьи права на ценные бумаги учитываются на счетах депо, идет "снизу" последовательно через все уровни депозитарного учета. Это требование действующего законодательства может быть обеспечено путем включения номинального держателя наряду с владельцами ценных бумаг в систему и определения порядка их доступа в систему (предоставления владельцу ключей, обеспечивающих предоставление информации номинальному держателю (через номинального держателя), который будет в этом случае выступать в качестве звена, вводящего информацию на следующий уровень учета).
Использование технологии блокчейн в идеале не предполагает участия в системе голосования промежуточных звеньев - информация о результатах голосования аккумулируется непосредственно у реестродержателя и сразу может быть доступна всем акционерам. При этих условиях участие в ней номинальных держателей для целей "трансляции воли" владельцев ценных бумаг и доведения информации о решениях делает систему громоздкой и минимизирует многие преимущества блокчейна. Однако на данном этапе полный отказ от их участия потребует изменения существующей системы учета прав на акции, которая подразумевает возможность номинального держания. В то же время это не исключает возможности уже сейчас начать использовать технологии блокчейн для голосования, но с включением в эту систему номинальных держателей. Это позволит контролировать и время передачи указаний депозитарию, и время получения регистратором "бюллетеней", и правильность их заполнения.

3. Бюллетень должен быть подписан лицом, имеющим право на участие в общем собрании акционеров, или его представителем.

При использовании технологии блокчейн подпись осуществляется посредством криптографического ключа.
С точки зрения соблюдения требования Закона об АО о необходимости идентифицировать участника голосования следует, видимо, предусмотреть в нормативном правовом акте, что при голосовании посредством блокчейна это требование считается выполненным, если передана информация, снабженная соответствующим ключом. Если же информация о результатах голосования идет через номинального держателя, именно он и "подписывает" сообщение, что уже и сейчас предусмотрено законом. При этом нет необходимости дополнительного регулирования данного порядка - безразлично, какая техническая система используется для передачи депозитарием указанной информации (при соблюдении принципа ее доведения), если она выполняет необходимую функцию.

4. Отчет и хранение данных об итогах голосования.

Закон об АО (п. 1 ст. 62) требует, чтобы по итогам голосования счетная комиссия составила протокол об итогах голосования, подписываемый членами счетной комиссии или лицом, выполняющим ее функции. Протокол об итогах голосования составляется не позднее трех рабочих дней после закрытия общего собрания акционеров или даты окончания приема бюллетеней при проведении общего собрания акционеров в форме заочного голосования.
Сходные требования об оформлении итогов голосования содержат и нормативные правовые акты, регулирующие проведение общего собрания владельцев облигаций.
При использовании технологии блокчейн подсчет голосов осуществляется самой системой, которая выдает готовый результат немедленно по завершении голосования. Составление протокола в таком случае является формальностью, необходимость которой сомнительна. Но само по себе это правило применению технологии не препятствует, хотя и ставит ряд практических вопросов, например о юридическом значении данных, выданных системой, способах их фиксации и официального подтверждения, о последствиях расхождения подписанного счетной комиссией протокола с данными, выданными системой.
Сохранение самих "электронных бюллетеней" технология блокчейн, конечно, обеспечивает, что делает ненужным положение Закона об АО о необходимости хранения бюллетеней в архиве общества. Возможно, названные правила требуют некоторого уточнения для ситуаций, когда голосование проводится с использованием современных технологий, но препятствий для их использования не создают.
Специального доведения итогов общего собрания до всех участников голосования в случае использования технологии блокчейн в принципе также не требуется, так как они могут видеть их незамедлительно. Однако для соблюдения требования Закона об АО о доведении таких итогов до акционеров необходимо либо предусмотреть в уставе порядок публикации итоговых данных, либо дополнительно доводить результаты голосования до акционеров в общем порядке.
Следует особо отметить, что блокчейн-технология позволяет в режиме реального времени увидеть, насколько учтены все поданные голоса при подведении итогов голосования, что является огромным плюсом, поскольку все известные в настоящее время способы и системы учета голосов не дают этой информации, формируя только итоговый отчет.
На сегодняшний день законодательство не запрещает использование технологии блокчейн для обеспечения процедур голосования в акционерных обществах в корпоративном праве, и не содержит формальных непреодолимых препятствий для ее использования. А возникающие вопросы могут быть учтены при создании архитектуры технической системы. Плюсы же использования подобной технологии - открытость и неизменяемость данных, возможность отслеживания, фиксации результатов, устойчивость к несанкционированному изменению - трудно переоценить.